Сергей Удовик

издатель, писатель, журналист, фотограф, аналитик

Нужна ли Украине оппозиция?

Автор: Сергей УДОВИК

 

Конфликт не может существовать без оппозиции — той силы, которая способствует нахождению верного, «срединного», как говорят буддисты, пути.

Для успешного развития социума конфликты так же необходимы, как воздух, иначе общество впадает в застой и начинает деградировать, что и наблюдалось в последнее десятилетие существования Советского Союза.

Развитие всех цивилизаций происходило через разрешение конфликтов.

К концу ХХ века западная цивилизация пришла к выводу, что такие запущенные состояния общества, разрешаемые через крупнейшие конфликты, называемые революциями, слишком опасны и приводят к чрезвычайно тяжелым последствиям. Хаос и разруха — слишком высокая цена за разрешение конфликта.

Поэтому цивилизованным социумом были выработаны инструменты их своевременного обнаружения и разрешения. Эти инструменты и привели к созданию гражданского общества, где наличие оппозиции — первейшее и важнейшее условие существования и динамичного развития. Гражданская самоорганизация берет начало в средневековых городах, в Магдебургском праве.

Конечно, это более медленный путь разрешения назревающих конфликтов, т.к. необходимо учитывать все тенденции, существующие в обществе. Поэтому современное гражданское общество пришло к толерантному отношению ко всем радикальным политическим силам (за исключением экстремистских), действующим в рамках Закона. И чем шире их разброс, тем четче можно определить направление центрального развития, к условиям которого созрело общество.

Наличие в Украине разнообразных мнений свидетельствует о высокой энергетике общества и предоставляет широкий выбор путей развития. Важнейшая задача — выбор оптимального пути развития. Ныне стало совершенно очевидным, что люди хотят сохранить в обществе те идеи коммунистической идеологии, которые созвучны христианской морали. Это прежде всего социальная защищенность и возможность самореализации. Сама по себе коммунистическая идеология имеет такое же право на существование, как и другие. Не зря самые покупаемые в Гарварде философские труды — это Ницше, Кьеркегор, Кант и К.Маркс.

В то же время люди не хотят возврата к тоталитарным методам внедрения коммунистической идеологии, присущей нашему обществу.

На Украине же декларируется отход от коммунистической идеологии, но остаются в полном объеме коммунистические (безальтернативные) методы управления и навязывания своих взглядов, какие бы они ни были. Поэтому самым важным для Украины в настоящий момент представляется создание закона об оппозиции. В нем необходимо отразить возможность доступа на государственные СМИ различных партий и движений, должно быть гарантировано публичное распространение альтернативных мнений и обеспечен свободный доступ к информации госинститутов и учреждений. Он должен гарантировать существование СМИ с различными взглядами. На выборах должны быть гарантированы представители альтернативных сил.

Необходимо создать такие условия, чтобы для интеллектуальной элиты нахождение в оппозиции было таким же почетным, как и во властных структурах. У нас властные структуры пользуются методологией, выработанной КПСС — привлечение в свои ряды наиболее острых критиков с последующей их ассимиляцией или в противном случае — дискредитацией. Фактически в бледной копии повторяется история Советского Союза. Привлечение в свои ряды все новых и новых оппозиционеров приводит к нецелесообразному расширению властных структур, в результате чего даже самые светлые идеи тонут в «коридорах власти», а если и выходят в свет, то весьма обезображенными: второй закон Паркинсона работает в полную силу. Следует особо подчеркнуть, что в законе об оппозиции должны быть заинтересованы и руководящие структуры. В нашей стране никто не может дать гарантий, что завтра они не окажутся в оппозиции. Это позволит перенести накал борьбы с экономической плоскости в политическую. В настоящее же время накал борьбы прежде всего определяется экономическими интересами — боязнью потери не только существующих властных полномочий, но и зачастую бизнеса, ориентированного на поддержку какой-либо структуры. Нельзя забывать, что бизнес — это не только руководители, но и живые люди, и рабочие места. Это позволит перенести борьбу в область идей и мнений, а не переплетать бизнесовые и политические интересы. Фактически это позволит создать полноценное рыночное общество, не только в экономическом смысле, но и в идеологическом. То есть создать рынок идей и идеологий. Этот закон должен помочь разорвать связь между частным бизнесом и госструктурами и ввести между ними законодательно защищенную прослойку, состоящую из различных партий, движений и ассоциаций. Кроме того, он во многом позволит разрушить закостенелые методы управления народным хозяйством. Хорошо известно, что в обществах с тоталитарной историей альтернативные взгляды обычно воспринимаются властными структурами в лучшем случае с раздражением, а в худшем — как в 1937 году.

Даже в средневековой Европе существовали своеобразные методы защиты от чрезмерной власти.

В Венеции, в соборе Сан-Марко вмурованы два позднеантичных барельефа с изображением четырех правителей Римской империи с назидательной подписью под ними: «Всякий может делать и думать все, что хочет, но при этом он не должен забывать о последствиях». Более того, в Венецианской республике десять членов совета избирались на год, в течение которого они обладали неограниченной властью, но каждого из них по истечении срока его полномочий можно было привлечь к ответственности за нарушение справедливости и применить к нему те же меры воздействия, которые они применяли к неверно осужденным.

О том, что наша страна созрела к построению гражданского общества, показали выборы в Киеве. Впервые в стране происходило фактически не соревнование между кандидатами, и не соревнование в рамках парадигмы коммунист—антикоммунист, а соревнование между партиями центристского и правоцентристского толка. Впервые была осуществлена попытка соревнования конкретных программ развития города. И как раз выборы в Киеве показали, что избирателей в первую очередь интересует не компромат, а конкретные программы и конкретные идеи развития. Выборы показали, что ожидается резкий спрос на новые идеи трансформации страны. И те партии, которые поймут это раньше и привлекут в свои ряды лучшие интеллектуальные силы — и окажутся победителями на выборах 2002 года. В то же время беспрецедентное количество компромата только оттолкнуло от кандидатов огромное число избирателей и вместо ожидавшихся 70—80% избирателей на выборы пришло менее 50%. Это еще один аргумент в пользу создания закона об оппозиции и цивилизованных правил игры на поле политических идеологий. Сталинская система коллективной ответственности получила на киевских выборах первый ощутимый удар. Избирателей интересовали конкретные дела конкретных депутатов. И оказывается, что больше властных полномочий и расширение методов принуждения нужно только в случае поддержания неэффективного управления. Нужен тотальный контроль. И нужны враги.

Как пишет известный американский психолог Вальтер Одайник: «Пока люди не осознают своей личной и коллективной тени, им будут нужны враги и они будут с успехом их создавать. Эта предпосылка имеет особенное значение для политики...Суть реакции остается неизменной и всегда тотальной: врагов надо презирать, союзников любить или уважать, и любые противоположные чувства воспринимаются как изменнические и подрывные... Психологически недифференцированная личность оказывается во власти психополитического потока событий, не поддающихся ее контролю... Более того, врагу не обязательно быть иностранцем: евреи, коммунисты, буржуазия равно удобны... Люди склонны проектировать собственную тень на всякого, кто отличается или отдален от них».

Собственное бессилие в разрешении назревших противоречий в обществе с тоталитарным уклоном руководители стараются компенсировать получением все большего количества властных полномочий, которых всегда не хватает.

Чрезмерная власть — это и чрезмерная опасность. Поэтому власть должна быть не целью, а средством в осуществлении целей, приемлемых для общества. Поэтому в конце ХХ века, если Украина хочет войти в Европейское сообщество, она должна оказывать государственную поддержку альтернативным взглядам и оппозиционным течениям, а не ждать естественного развития гражданского общества, что может затянуться на десятилетия при все большем обнищании населения.

Оппозиция — это расширение видения. Это возможность создания самодостаточной и саморазвивающейся системы. Не зря Вацлав Гавел, предлагая новые идеи по реформации общества и экономики, такое внимание уделял личному участию в работе парламента, выступая там с разъяснениями перед принятием важных решений. Он считал, что парламент — это срез общества, причем далеко не худший, и если он не сможет убедить депутатов в принятии новаций, то общество тем более их не воспримет. В этом — важнейшая причина «бархатного» прохождения реформ в Чехии.

На Востоке существует символ Дао — переливающиеся друг в друга белое и черное. Белое — это путь актуализации решения. Черное — это потенциальная энергия. Это время переосмысления взглядов и корректировки позиции. В развитых странах руководящая сила осуществляет актуализацию накопленных идей, в то время как конкурирующие силы осуществляют неуклонный надзор за ней и вырабатывают новые идеи. Смены господствующих сил осуществляются достаточно безболезненно для общества, и в результате мы видим, что те же США устойчиво и практически без кризисов развиваются с 1973 года.

В этих условиях становится важным не только само развитие, но и его темп. У нас же из года в год как выдающаяся заслуга преподносится замедление темпов скорости падения экономики. Зато легко обещаются высокие темпы где-то там, в будущем, в программах, рассчитанных на 10 лет, а лучше и на более.

Поэтому в Украине важно не разделение партий по признаку левая—правая. Важно как партии относятся к построению гражданского общества. Реальность же такова, что Украина все дальше отходит от него, а начинает жить по Оруэллу, по его роману «1984». Экономические реформы заканчиваются стагнацией производства, финансовое оздоровление — кризисом, а уменьшение налогового давления на производителя — его ростом. Каждый год бюджет успешно проваливается, и никто за это не отвечает, в то же время за малейшие нарушения преднамеренно запутанных законов следуют огромные штрафы.

Во времена Диоклетиана (III век н.э.) налоги стали истинным разорением для подданных. Лактанций писал: «Число сборщиков податей до такой степени превысило количество тех людей, которые обязаны были эти подати платить, что земледельцы покидали поля... Многие чиновники весьма редко занимались гражданскими делами, но зато очень часто выносили обвинительные приговоры и объявляли конфискации имущества. Взимание бесчисленных податей было явлением не то чтобы частым, а просто непрерывным». Императоры поощряли сенаторов к безудержной наживе, а когда они достаточно обогащались, обвиняли их в злоупотреблениях и конфисковывали имущество, считая, что это самый эффективный способ сбора налогов. Сенаторы, под угрозой конфискации имущества, боялись выступать против императора. Дух свободы покинул Римскую империю, что и привело к ее развалу.

Не к этому ли идет сейчас Украина? И не потому ли доходы бюджета падают? Может государству не хватает не денег, а обычного здравого смысла?

Украина медленно, но уверенно превращается в «Королевство кривых зеркал». Это путь к хаосу. То есть к тому, с чего началось сотворение мира. Тогда не будет и оппозиции и проблем, вообще ничего не будет. Кроме Бога. Ибо без оппозиции может существовать только Бог.

Газета «День» №108, четверг, 17 июня 1999

 

Комментарии

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.