Сергей Удовик

издатель, писатель, журналист, фотограф, аналитик

Политический элитикум или Что скрыто в подсознании украинского политикума

Автор: Сергей Удовик, генеральный директор издательства «Ваклер»
 

Окончание, начало в №11.

В Украине произошла подмена понятий. Ведь слово­сочетание «гражданское общество» имеет украинский эквивалент «цивільне суспільство». Вспомним хотя бы «цивільний кодекс». Цивільне — это транскрипция ла­тинского слова «civil». Следует не путать также понятие громады — общины (commune) и западное понятие сообщества (community) — т.е. группы индивидуальностей, объединенных общими интересами или живущих в одном микрорайоне и участвующих в его самоуправлении.

Эта колхозно-общинная психология находит про­явление и еще в одном чрезвычайно важном аспекте. Как известно, земледельческий менталитет имеет ограничен­ное временное восприятие — максимум один год. Этим объясняется бесчисленное множество принятых «страте­гических программ», которые в принципе не могут быть выполнены, т.к. носят описательный характер, обусло­вленный фемининной структурой земледельческой куль­туры, противоречат друг другу, не структурированы по вре­мени, не имеют конкретных расчетов источников финансирования, методов контроля выполнения, технологий кор­рекции. Они не учитывают динамику и направления разви­тия мирового сообщества, поскольку агро-письменная культура — это замкнутая структура, поэтому она не может учитывать коммуникаций между независимыми субъектами мирового рынка. Эти «стратегические» программы имеют и такой ярко выраженный недостаток, как полное игнориро­вание цикличности развития экономики. Совершенно оче­видно, что при разработке стратегических программ и бю­джета необходимо учитывать среднесрочные (3, 7 лет) и долгосрочные (10-12 и 25-30 лет) экономические циклы. Но эти циклы выходят за пределы временного видения зе­мледельческой культуры, ограниченном 1 годом.

Это хорошо иллюстрирует следующий пример: по со­общению УН ИАН 18 февраля 2002 г. на заседании Госко­митета по вопросам стратегии экономического и социального развития в Украине Президент страны Л. Кучма зая­вил, что в Украине отсутствует целостная система государ­ственного прогнозирования. Он сказал, что возлагает большие надежды на комиссию, которую возглавляет вице-премьер-министр Украины О. Дубина. Последний на этом заседании отметил, что в сфере стратегического госу­дарственного прогнозирования Украины царит полный ха­ос. Принято 185 госпрограмм, 106 из которых финансиру­ются из бюджета, а результат, по его словам, — нулевой.

О. Дубина отметил, что готовится указ Президента, в кото­ром должно быть утверждено положение о Государственн­ой комиссии по вопросам стратегии экономического и со­циального развития Украины, и который будет направлен на развитие системы стратегического прогнозирования. На заседании также было отмечено, что Украина, входя в ЕС, должна иметь адекватно разработанную и утвержденную парламентом стратегическую программу своего развития. Прошло два года, и все могут оценить результаты этих «стратегических» подходов, которые полностью согласуют­ся с колхозно-местечковой психологией, укорененной не только в Верховной Раде, но и в исполнительных органах власти, и препятствуют реформированию страны.

Отсутствие понимания смысла слова «стратегия», равно как и «инновация», связано с упомя­нутой выше ограниченностью временного и пространственного восприятия. Поэтому ни в одной «стратегической» программе не рассмотрено влияние зарубежных стран в их развитии. Зарубежный мир воспринимается статичным, а его изменение — как стихийное бедствие.

Не менее модное слово «инновация» используется в самых неожиданных контекстах. Так, процесс пе­реноса торговых ларьков с одной стороны улицы на другую совершенно серьезно рассматривается как инновация. И не удивительно, ведь иннова­ционный процесс отсутствует в земледельческой культуре (см. табл. в №11 «РR-менеджера», стр.6). Это же касается и слова «стратегия», по природе чуждому крестьянскому менталитету. С этим сло­вом, с точки зрения западной цивилизации, отме­чается немало других парадоксов. Например, Индия — 20-й «стратегический партнер» Украины, или Россия — «самый-самый стратегический парт­нер Украины» (Л. Кучма).

В Киеве, в центре города, на ул. Большой Ва­сильковской находится «Институт стратегических проблем экономики». Городскому менталитету трудно понять, чем «стратегические проблемы» отличаются от нестратегических, ведь стратегия — это основные, концептуальные установки, определяющие пути осуществления какой-либо важной цели.

Но это слово настолько полюбилось земледельче­скому менталитету, что его готовы употреблять в любых контекстах и словосочетаниях. Например, Указ Президента от 15.08.01 посвящен «Стратеги подолання бідності». В этой Стратегии существуют и «стратегічні напрями подолання бідності» и этап «створення передумов для переходу від цієї Стратегії до Стратегії запобігання бідності», (Именно так — с большой буквы!).

Основная же проблема остается без решения — 80% населения живет ниже прожиточного минимума (как в колхозе!), а средняя зарплата колеблется в пределах прожи­точного минимума работающего (без учета членов семьи), что не создает предпосылок для обретения гражданами Украины частной собственности, а вместе с ней свободы — основы демократических преобразований. Таким образом, структура управления страной сохраняется закрытой, что препятствует либеральным преобразованиям и интеграции Украины в глобальное пространство. Доминированием аграрно-письменной элиты и объясняется тот факт, что за 12 лет Украина в мирных условиях ускоренно регрессировала от развитого индустриального общества к родному ей об­ществу агро-письменному.

События прошедшего года показали, что руководящая элита Украины не доросла даже до уровня развитого земле­дельческого государства, поскольку оказалась не готова к самому заурядному природному явлению — неурожаю и всеми вытекающими отсюда последствиями. Это характер­но для ментального уровня руководителя колхоза, в обязанности которого не входило делать стратегические запасы зерна (ведь это функция Государства!). Скачок цен на зерно с 300 до 1000 грн./т также не вызывает удивле­ния. Ведь в соответствии с колхозно-аграрным менталите­том, мыслящим циклически, 300 грн. было в одном году (одна жизнь), а 1000 грн. — в другом (новая жизнь). И жизни эти совершенно не связаны линейным временем. О какой саморазвивающейся системе может идти речь? О ка­ком национальном рынке?

Нации возникают на основе городской культуры и ра­звитии национального внутреннего рынка, который нужно было защищать от проникновения промышленно­торгового капитала других наций. Для того чтобы сформи­ровать нацию (а нации, построенной на основе колхоза, быть не может), и успешно интегрироваться в мировое глобальное пространство, пришло время востребовать к управлению страной молодую городскую элиту. Как это в свое время сделал П. Скоропадский, заложив основу совре­менной украинской науки — основал Академию наук и Библиотеку Академии наук. В Украине же в составе Верховной Рады только 18,6% депутатов по месту и време­ни (после 1956 г.) рождения потенциально отвечают тре­бованиям, предъявляемыми глобальной экономикой, что крайне мало. Более того, они распылены по различным группам и фракциям и не представляют самостоятельной силы. Несмотря на то, что 67% населения Украины прожи­вает в городах, в Верховной Раде отсутствует фракция, вы­ражающая и отстаивающая требования городского постин­дустриального общества.

Напротив, в Украине усиленно идеализируется село, оно противопоставляется городу, а его выходцы рассматри­ваются как люди первого сорта. Достаточно вспомнить, как видная политическая фигура на съезде украинской элиты предложила поднять руки тем, кто из села — лучшим людям Украины. Здесь уместно процитировать Ростислава Александровича Синько, заслуженного деятеля культуры Украины, члена национального союза кинематографов Украины с 1967 года, кинорежиссера и скульптора: «Але са­ме в сіні, не на пухових перинах, народжуються велети. Погляньмо на нашу портретну галерею «Творці незалежності»: від Івана Мазепи до Івана Плюща, від Тараса Шевченка до Івана Драча, від Івана Кавалерідзе до Івана Марчука, обидва наші президенти — селюки. Не сумнівайтеся, і тре­тій проросте з гною, бо на асфальті рідко що родить. Когось ця статистика дратує, інших надихає, але факт: більшість із нас — інтелігенти в першому коліні... Національним підґрунтям держави є село» («Україна» 7-8/2003, стр. 6-7).

Эти факторы также хорошо объясняют, почему в Украине не приживаются гарантии прав собственников, права мелких акционеров, нет фондового рынка, отсутству­ет экзистенциальная потребность в цивильном (т.е. граж­данском, а не общинно-громадянском) праве, да и в праве как таковом. Нет идеологии, конкуренции, соревнователь­ности, саморазвития и самоорганизации, а есть «именные блоки», подводные течения, борьба за государственную собственность и государственные финансовые потоки.

Вот почему Украина в сфере макроэкономической кон­курентоспособности, по оценке Всемирного Экономического форума, оказалась в 2002 г. на 69 месте среди 80 стран, а по индексу экономической свободы, рассчитанной Heritage Fo­undation, заняла 137 место. То есть, за 12 лет независимого существования Украина полностью пришла в соответствие с основными ценностями агро-письменного общества — «ие­рархией, принуждением и неизменностью».

В основе западной урбанизационной цивилизации ле­жит конкуренция. Конкурируют не только фирмы, корпора­ции и товары. Прежде всего конкурируют страны. Страны представляют национальные элиты. Поэтому в глобальном мире конкуренция национальных элит усиливается. Наиболее конкурентоспособными оказываются элиты ли­дирующих стран. Их конкурентоспособность легко опре­деляется по индексу экономической свободы. По месту Украины на шкале экономической свободы/несвободы лег­ко догадаться об уровне конкурентоспособности отечественной руководящей элиты.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

  1. Современная украинская политическая элита в силу своих паттернов поведения и когнитивной модели мира не готова к вхождению в глобальное пространство и является более консервативной, чем население страны.
  2.  При осуществлении политико-экономических реформ академическому сообществу в первую очередь следует принимать во внимание ментальные особенности дей­ствующей политической элиты.
  3.  Следует активнее подключать те региональные элиты, которые представлены молодыми руководителями и бо­лее гибко реагируют на вызовы времени.
  4. Академическому сообществу необходимо разработать критерии, которым должны удовлетворять программы стратегического развития, технологии их построения и ответственности и добиться их законодательного принятия.
  5.  Без внедрения политических механизмов, обеспечиваю­щих вертикальную мобильность, омоложение и урбани­зацию руководящей политической элиты, в Украине бу­дут нарастать структурные деформации, а процессы гло­бализации выразятся в самых уродливых формах и вы­зовут протестную реакцию населения, в частности, про­тив вступления в ВТО, ЕС, НАТО и т.д.

Для понимания процессов переходного периода край­не важно учитывать человеческий фактор — самый кон­сервативный социальный элемент. Тем более важно изу­чать социальные и ментальные особенности политико-эко­номической элиты — т.е. тех, кто несет ответственность за успех развития страны.

 

Журнал "PR-менеджер", №12, 2003 г.

 

Комментарии

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.