Сергей Удовик

издатель, писатель, журналист, фотограф, аналитик

Элита и экономика

Автор: Сергей УДОВИК

 

Вряд ли кто-то усомнится, что определяющую роль в развитии государства должна играть элита. Ведь это именно она разрабатывает (проектирует) пути развития страны и обеспечивает поступательное движение масс к светлому будущему. В отличие от унифицированных масс, элита по своему составу разнообразна и включает элиты: политическую, управленческую, юридическую, экономическую, научную и др. В оптимальном случае все они должны находиться в активном взаимодействии и именно они должны обеспечивать демократический выбор направления развития страны. Если какая-то из этих элит слабая, то государство неминуемо проигрывает в конкурентном соревновании с другими государствами (элитами). Для формирования элиты необходима непрерывная циркуляция, так сказать, конкуренция внутри данной элиты, которая, помимо прочего, решает знаменитую проблему «отцов и детей». У нас из-за отсутствия циркуляции элит на нее наложилась проблема «дедов и отцов». Проблема смены поколений к тому же приобретает крайне острую форму не столько из-за связанного с возрастом различного взгляда на стоящие перед страной задачи, как из-за кардинального изменения уклада, стиля жизни, что еще более углубило пропасть непонимания между поколениями. Наиболее ярко эта острота проблемы встала среди экономической элиты.

ПЕРЕХОД ВСЛЕПУЮ

Руководящая (номенклатурная) экономическая элита, по сути, должна была бы разработать модель перехода от социалистического способа ведения хозяйства к рыночному и, на втором этапе, создать на рыночной базе условия для максимализации конкурентоспособности страны. Эта экономическая элита состоит из экономистов с учеными степенями, полученными за изучение социалистической экономики, и представлена в руководящих структурах и сети академических институтов АН Украины.

По результатам десятилетнего опыта «хозяйствования» этой элиты мы видим просто поражающе плачевные результаты, но они вполне закономерны:

1. Между советской экономикой и рыночной — общее только слово экономика.

2. Изучать рыночную экономику по учебнику Фридмана и другим подобным — это все равно что заниматься сексом без партнерши по книгам Г. Мастертона.

3. Специалисты по советской экономике готовят в вузах будущих специалистов по рыночной экономике.

4. Те отдельные представители советской школы экономики, которые прослушали спецкурсы по экономике на Западе, также очень далеки от проблем переходной экономики, поскольку на Западе изучают экономику развитого рынка, что подразумевает наличие различных институтов и законов, обеспечивающих его функционирование, и адекватную реакцию населения, которое уже много поколений живет в привычной рыночной среде. Украина по институциональному развитию рынка находится где-то на уровне второй половины ХIX века США.

5. Мнение, что в нашей стране уже определяющим является рыночный сектор и она работает в условиях рыночного формирования валютного курса — огромная иллюзия.

Феноменальное падение экономики сравнимо с крупномасштабной войной, о чем и говорят данные о ВВП: 1999 г. — 40,8% от уровня 1990 г. — это результат деятельности украинской экономической номенклатурной элиты.

Хотя она не хочет признать за собой ответственность, а пытается объяснить случившееся различными факторами, как-то:

1. Сложностями перехода. Как будто бы этих сложностей не было в прибалтийских странах, в Словении, Чехии, Польше, Ю. Корее, Китае.

2. Циклами развития. Но при чем здесь 60% глубина падения?

3. Мировым кризисом. Но именно мировой кризис оказал стимулирующее воздействие на развитие украинской экономики, что и будет показано дальше.

4. Из-за ориентации промышленности на ВПК. Но ведь именно этот сегмент оказался самым высокотехнологичным — танковый контракт, «Морской старт» и «АН- 7х» — это все ВПК.

5. Зловредными действиями МВФ. Как написал советник Президента Украины, доктор экономических наук А. Гальчинский: «При свойственной для нас наивности НБУ и Минфин во всем полагались на оценки зарубежных экспертов, в частности специалистов МВФ, которые оказались экономически неграмотными» («День», 4.07.2001 г.). Вот так. Ни больше и не меньше. Оказывается, наша экономическая номенклатура профессиональна, но наивна. И то, что эксперты МВФ отвели Украине место среди сырьевых и сельскохозяйственных стран — т.е. среди стран с низкорентабельными секторами экономики — это их право. Такое они выделили место Украине в мировом разделении труда (см. статью «МВФ учит чистить зубы» № 209, 2000 г.). Но те страны, которые отказывались от сотрудничества с МВФ, как Словения ($10000 среднедушевого дохода против украинских $750) или Бразилия, предложившая МВФ свою программу развития, достигли весьма существенных успехов. А Россия просто объявила дефолт. Вариантов существовало множество, но вывод один — именно в Украине проводится наиболее безграмотная экономическая политика.

СКОЛЬКО СТОИТ ГРИВНЯ

Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать цитированную статью А. Гальчинского «Стабильная гривня. Что для этого необходимо?», где автор откровенно говорит, что «за 10 лет независимости … мы не овладели механизмами ее [инфляции] прогнозирования». Нет никакого сомнения, что и в будущем эти экономисты не овладеют такими механизмами, поскольку из указанной статьи ясно, что наши номенклатурные экономисты так и не разобрались в тонкостях рыночной экономики.

Но особенно спорно одно с виду заманчивое положение: «Думаю, что наиболее оптимальным для нас является валютный курс — 4—4,5 грн. за доллар. Это наша перспектива».

Посмотрим, что будет наблюдаться в стране при такой перспективе.

1. С точки зрения производства. Производители должны будут строить свою стратегию выпуска товаров, исходя из снижения их стоимости. Т.е. стоимость будет снижаться не благодаря внедрению новых технологий, а посредством монетарных методов. Более неповоротливые производители будут покупать сырье позже и дешевле и выпускать товары более конкурентоспособные. Рассчитываться за сырье никто не будет торопиться, т.к. оно будет дешеветь. Кредиторско-дебиторская задолженность ускорит свой рост. Произойдет конкуренция наоборот.

2. С точки зрения потребителя. Потребитель, видя, что товары дешевеют, будет ждать, когда они станут еще дешевле. Таким образом, спрос еще более упадет, а вклады в банковскую систему вырастут. Кризис спроса усилится, что вызовет задержку с выплатами зарплат и т.д.

3. С точки зрения экспорта. Оплата энергоносителей будет осуществляться по худшему курсу, чем экспортер получит за реализованную продукцию. Кроме того, экспортеры фактически будут лишены кредитных ресурсов.

4. С точки зрения инвестора.

Инвестор полностью прекратит финансировать производство в силу высоких рисков, опасности невозврата кредитов и т.д. Но главная причина — ему будет выгоднее вкладывать ресурсы в очередную долговую пирамиду, которую пытается строить Минфин. Ведь если гривня в течение года укрепится до 4,5 грн./дол., то есть на 19%, и если прибавить сюда 16—18% по долговым бумагам Минфина, то с 35% годовых депозита в валюте не сможет конкурировать ни одно производство и ни один банк.

Это может закончиться очередным втягиванием страны в сомнительную экономическую авантюру, по типу 1996—1998 гг.

Ведь именно тогда из-за так называемой «сильной гривни» у страны был отрицательный внешнеторговый баланс в пределах $1—1,5 млрд. ежегодно, что из-за эффекта мультипликации приводило к ежегодному подавлению внутреннего рынка на $4—6 млрд. и вызвало падение доходов сводного бюджета с $16,5 млрд. в 1996 г. до $7 млрд. в 1999 г.

Именно спасительный кризис 1998 г. сорвал этот процесс уничтожения внутреннего рынка, поставив курсовой барьер перед импортным ширпотребом и продуктами питания. Ведь до этого те же импортные продукты питания дотировались за счет «сильной» гривни. Но этот кризис в то же время стал очевидным свидетельством полной некомпетентности номенклатурных экономистов. Даже если абстрагироваться от огромных кредитных ставок в банковской системе Украины в условиях ревальвации гривни, что объясняется прежде всего низким уровнем монетизации экономики, остается еще один актуальный аспект.

Во всем мире курс национальной валюты отражает силу экономики. В 2000 г. реальный курс гривни повысился на 17,2%, т.е. наша экономика оказалась сильнее американской на 17,2%, а про зону евро и говорить нечего. Зачем же нам интегрироваться в Европу и спасать слабое евро нашей сильной гривней? А может разгадка лежит в том, что у нас до сих пор нет настоящего рыночного курсообразования? Нет смысла объяснять азбучные рыночные истины советским экономистам, достаточно только сказать, что 6% роста в 2000 г. — это всего лишь сокращение падения экономики на 2,4% от уровня 1991 г., а осталось еще 57%, чтобы достигнуть уровня 10-летней давности.

В чем проблема наших номенклатурных экономистов? Они с упорством, достойным лучшего применения, пытаются навязать Украине модели экономики, характерные для очень развитых и богатых стран. В Украине перемешана советская экономика, прежде всего, советский стиль управления кредитно-финансовой политикой и банковской системой, натуральное хозяйство и зачатки рыночной экономики.

Чтобы стало понятно, что происходит в стране, автор в очередной раз обратится к центральному показателю рыночной экономики — уровню монетизации — т.е. к показателю, чуждому советской экономике.

Уровень монетизации в 1991 г. составлял 79,5%, в 1992 г. — 50,1, 1994 г. — 26,7%. К 1996 г. — году денежной реформы — из-за жесткой монетарной политики 1995— 1996 гг. он обвально упал до 11,6%. Нельзя сказать, что Нацбанк не делает попыток его поднять, о чем автору и сообщала в свое время пресс-служба НБУ (День № 28 от 17.02.2000 г.). Но из-за непрофессионализма как руководителей Нацбанка, так и номенклатурных экономистов уровень монетизации достиг к 2000 г. только 16,08%.

ДАЙТЕ ДЕНЕГ РЕАЛЬНОМУ СЕКТОРУ

Что это означает? Этот показатель отражает степень обеспечения деньгами в целом производства и потребление ВВП. Для развитых и успешных экономик он составляет 70—110%, и именно этот показатель характеризует устойчивость экономики и степень развития внутреннего рынка. Другими словами, при уровне монетизации около 15% внутренний рынок существовать не может. В значительной мере уровень монетизации повышается за счет обслуживания экономики Украины долларом США, который реально и выполняет функции национальной валюты Украины. А эмиссионным центром Украины является ФРС США. Нацбанк Украины выполняет только функции атрибутики государства, поскольку реально банковская система в Украине находится в зачаточном состоянии, а капитализация фондового рынка смехотворна. По данным ВБ 1998 г. она составляла $ 0,5 7 млрд. (Россия — $20,6 млрд., Чехия — $12 млрд., Польша — $20,5 млрд., Германия — $825 млрд.).

На проблему монетизации обратил внимание Президент Украины Л. Кучма еще 4 июля 2000 г.: «Денежно-кредитная политика должна быть ориентирована на … рост уровня монетизации экономики и улучшение структуры денежной массы». Однако соответствующие ведомства не могут это выполнить, поскольку просто не знают, как это сделать.

Более того, если сравнивать уровень насыщенности деньгами экономики Украины с 79,5% уровнем 1991 г., то окажется, что по отношению к ВВП 1991 г. общее денежное предложение в экономике в 2000 г. составляет лишь 6,55%. Представляете? О каком развитии рыночной экономики может идти речь, если в этой экономике отсутствует главный элемент — деньги.

Сокращалось предложение денег — сокращался ВВП.

А ведь следует учесть, что в 1991 г. деньги не обслуживали такой мощный товар, как земельную собственность. Массовая бесплатная раздача земли эквивалентна появлению на рынке огромного количества товара на сумму в сотни млрд. гривен, но этот товар не позаботились обеспечить денежным предложением, поэтому стоимость земли упала катастрофически и, таким образом, земля не может выступать ни в качестве залога, ни в качестве ликвидного средства.

Фактически произошло прикрепление крестьян к земле, которую невозможно продать, нельзя заложить и нет средств ее обрабатывать. Но в то же время она является их собственностью! Осталось только ввести налог на землю и крепостное право a la ХХI век будет внедрено!

Применение к натурально-регулируемой экономике Украины мощных средств, присущих развитым экономикам Запада, приводит только к ухудшению экономического состояния страны, средние зарплаты в которой намного ниже прожиточного минимума!

Номенклатурные экономисты наконец-то начали признавать важность фактора монетизации: «Рост степени монетизации указывает на рост мобильности экономики и потенциальной гибкости поведения экономических агентов» (см. В. Ющенко, В. Лисицкий. «Деньги: развитие спроса и предложения в Украине», 2000 г., с.144).

Но как повысить уровень монетизации до значений, присущих развитым экономикам, или хотя бы переходным экономикам, с 30— 50% уровнем монетизации? Ответа на этот вопрос наши экономисты не знают, о чем честно и признаются: «Демонетизация, похоже, является достаточно сложным и противоречивым явлением, т.е. необходимо дополнительное изучение этой проблемы» (там же, с.152). Неужели изучать нужно до тех пор, пока экономика страны не развалится окончательно?

В действительности эта проблема решаема, но решаема не в рамках теории советской экономики или экономики развитых стран. Как сказал Г. Манкив, профессор экономики Гарвардского университета, экономическая наука США изучает экономику с начала ХХ века, т.е. ту экономику, которая изначально была обеспечена полноценными деньгами.

У читателя, вне сомнения, возникает вопрос: что же делать? Первое — надо изолировать номенклатурных экономистов от экономики Украины. А где же брать кадровый состав? А он уже есть. Он есть среди депутатов, руководителей реального сектора экономики, представителей аналитических неформальных центров и т.д.

Премьер-министр А. Кинах — именно представитель этой элиты, но его политика развития внутреннего рынка требует соответствующего интеллектуального обеспечения и невыполнима без глубокой экономической и кредитно-денежной реформы. Но А. Кинах — представитель промышленной элиты, которая имеет дело с микроэкономикой, а вопросы решать в первую очередь следует на макроуровне. Нет смысла писать о том, что надо делать, если на высшем уровне до сих пор нет понимания того, что происходит в сфере экономики. Только когда Нацбанк и экономический блок исполнительной власти признает «гривневые» ошибки с самого момента введения нацвалюты и сделает выводы из этого, только тогда, по сути, начнется реальное реформирование страны.

Газета «День» №125, среда, 18 июля 2001

 

Упоминается статья в:

Газета «День», №143, субота, 11 августа 2001

 

Комментарии

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.